ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда Российской Федерации от 03.12.2003 N 64-Г03-11 "Об ОСТАВЛЕНИИ БЕЗ изменения РЕШЕНИЯ САХАЛИНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА ОТ 17.09.2003 N 3-47/2003 О ПРИЗНАНИИ ПРОТИВОРЕЧАЩИМ ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНУ и НЕДЕЙСТВУЮЩИМ ПОСТАНОВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ САХАЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ ОТ 10.07.2003 N 117-ПА "О ПРИЗНАНИИ УТРАТИВШИМ СИЛУ ПОСТАНОВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАЦИИ САХАЛИНСКОЙ ОБЛАСТИ ОТ 5 МАРТА 2003 ГОДА N 43-ПА"

Архив



ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ



ОПРЕДЕЛЕНИЕ



от 3 декабря 2003 года Дело N 64-Г03-11

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего судьи М.Н.Лаврентьевой, судей Г.В.Макарова, Г.В.Манохиной рассмотрела в судебном заседании от 3 декабря 2003 года гражданское дело по заявлению прокурора Сахалинской области о признании противоречащим федеральному закону и недействующим постановления главы администрации Сахалинской области от 10 июля 2003 года N 117-па "О признании утратившим силу постановления администрации Сахалинской области от 5 марта 2003 года N 43-па" по кассационной жалобе администрации Сахалинской области на решение Сахалинского областного суда от 17 сентября 2003 года, которым постановлено: "заявление прокурора Сахалинской области удовлетворить: признать противоречащим федеральному закону и недействующим со дня вступления решения в законную силу постановление главы администрации Сахалинской области от 10 июля 2003 года N 117-па "О признании утратившим силу постановления администрации Сахалинской области от 5 марта 2003 года N 43-па". Возложить обязанность на редакцию газеты "Губернские ведомости" по опубликованию сообщения о настоящем решении суда после вступления его в законную силу".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Макарова Г.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Засеевой С.А., полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:



Постановлением главы администрации Сахалинской области N 43-па от 5 марта 2003 года "О пограничной зоне и пограничном режиме" на территории Сахалинской области определена пограничная зона в Корсаковском, Анивском, Холмском, Невельском, Томаринском, Углегорском, Долинском, Северо-Курильском, Александровск-Сахалинском, Курильском, Южно-Курильском районах в пределах территорий их административных границ, в пределах территорий островов, входящих в состав Сахалинской области. Этим же постановлением утверждены Правила пограничного режима на территории Сахалинской области (далее - постановление от 5 марта 2003 года).

10 июля 2003 года постановлением N 117-па "О признании утратившим силу постановления администрации Сахалинской области от 5 марта 2003 года N 43-па" главы администрации Сахалинской области вышеназванное постановление от 5 марта 2003 года признано утратившим силу, за исключением пункта 9 (далее - постановление от 10 июля 2003 года).

Прокурор Сахалинской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащим федеральному закону и недействующим постановления от 10 июля 2003 года, указав, что оно противоречит статье 16 Федерального закона "О Государственной границе Российской Федерации" от 1 апреля 1993 года N 4730-1, возлагающей на исполнительный орган государственной власти субъекта Российской Федерации обязанность по установлению пограничной зоны на территории субъекта Российской Федерации, прилегающей к Государственной границе. Оспариваемым постановлением признан утратившим силу нормативный правовой акт органа исполнительной власти Сахалинской области об установлении пограничной зоны на территории Сахалинской области, однако взамен этого не было принято иного нормативного правового акта во исполнение Федерального закона "О Государственной границе Российской федерации" по установлению пограничной зоны, чем нарушаются государственные интересы в области охраны и защиты Государственной границы Российской Федерации.

По делу постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе указывается о несогласии с решением суда, ставится вопрос о его отмене и вынесении нового решения об отказе в удовлетворении требования прокурора.

В обоснование жалобы указано на то, что судом не было дано оценки тому обстоятельству, что пределы пограничной зоны определяются и изменяются решениями органов исполнительной власти субъектов РФ по представлению старших должностных лиц органов и войск Федеральной пограничной службы РФ, но таких представлений не поступало и администрация области самостоятельно приняла постановление от 5 марта 2003 г. N 43-па, которое затем постановлением от 10 июля 2003 г. (оспариваемом прокурором) было признано утратившим силу из-за несоответствия Закону РФ "О Государственной границе РФ" от 1 апреля 1993 г. (ст. 16), в связи с чем решение является незаконным. Безосновательным является утверждение суда относительно признания утратившим силу первоначального постановления и непринятия вопреки вышеназванному Закону иного нормативного правового акта в этой части, так как указанным Законом не установлено сроков для определения органами исполнительной власти субъектов РФ пределов пограничной зоны, правил пребывания в ней, а также запрета на отмену органом исполнительной власти своего решения без установления по этому же вопросу новых правил, тем более, что представления из Федеральной погранслужбы так и не поступило, а следовательно, и не может быть противоречий оспариваемого акта федеральному законодательству. в настоящее время администрацией области совместно с Федеральной погранслужбой ведется разработка соответствующего документа, по окончании которой и будет принят правовой акт.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

При вынесении решения суд, сославшись на ст. 253 ГПК РФ и названный выше Закон, исходил из того, что оспариваемое постановление противоречит последнему, так как в соответствии с его ч. 1 ст. 3 защита Государственной границы как часть системы обеспечения безопасности Российской Федерации и реализация государственной пограничной политики Российской Федерации заключается в согласованной деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, осуществляемой ими в пределах своих полномочий путем принятия политических, организационно-правовых, дипломатических, экономических, оборонных, пограничных, разведывательных, контрразведывательных, оперативно-розыскных, экологических, таможенных, природоохранных, санитарно-эпидемиологических и иных мер. Согласно частям 1, 4, 6 и 8 статьи 16 Федерального закона от 1 апреля 1993 года пограничный режим служит исключительно интересам создания необходимых условий охраны Государственной границы и включает в себя соответствующие правила.

Из содержания норм Федерального закона от 1 апреля 1993 года пограничный режим служит исключительно интересам создания необходимых условий охраны Государственной границы и включает в себя соответствующие правила.

Из содержания норм Федерального закона вытекает безусловная обязанность (в данном случае) органа исполнительной власти Сахалинской области по определению пограничной зоны в пределах территории административного района, прилегающей к Государственной границе по морскому побережью с учетом специфики географического положения Сахалинской области. При этом такая обязанность органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации является элементом системы обеспечения безопасности Российской Федерации и реализации государственной пограничной политики Российской Федерации.

Из материалов дела видно, что с изданием оспариваемого постановления ранее принятый и действовавший нормативный правовой акт, устанавливающий пограничную зону, утратил силу. После этого вплоть до рассмотрения настоящего дела органом исполнительной власти Сахалинской области вопреки требованиям Федерального закона не принято никакого нормативного правового акта для реализации системы обеспечения безопасности Российской Федерации в пределах Сахалинской области, что нарушает интересы Российской Федерации в области защиты Государственной границы.

Доводы представителя администрации Сахалинской области о том, что законом на орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации не возлагается обязанность по обязательному определению пограничной зоны, нельзя признать правильными, так как Закон от 1 апреля 1993 года (часть 5 статьи 16) только в одном случае предоставляет на усмотрение органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации право устанавливать или не устанавливать пограничную зону, когда учитывается характер отношений Российской Федерации с сопредельным государством на отдельных участках Государственной границы, а оспариваемое постановление главы администрации Сахалинской области не содержит таких мотивов признания утратившим силу предыдущего постановления об установлении пограничной зоны.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит такое суждение суда соответствующим требованиям действующего законодательства при его правильном толковании. Доводы кассационной жалобы являются аналогичными мотивам возражений со стороны администрации области в судебном заседании, которые являлись предметом исследования и оценки суда.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:



Решение Сахалинского областного суда от 17 сентября 2003 года оставить без изменения, а кассационную жалобу администрации Сахалинской области - без удовлетворения.



Председательствующий судья

М.Н.Лаврентьева



Судьи

Г.В.Макаров

Г.В.Манохина















Региональное законодательство Следующий региональный документ,  правовая интернет библиотека







Разное

Новости